Утренняя неловкость все же лучше ночного одиночества.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:18 

Дом, в котором жила Леся, располагался в спальном районе недалеко от центра. Это было красивое и ухоженное здание бежевого цвета, по периметру огороженное высоким столбом деревьев. Огромным шпилем сотни этажей упирались прямо в небо так, что мне пришлось приложить руку козырьком, чтобы увидеть последний. Каково было мое разочарование, когда я узнал, что этажей всего тридцать, не передать словами. Наверняка самая дешевая квартира-каморка стоила здесь целое состояние, что заставило меня усомниться в моей необходимости находиться здесь.
Подъезд был на удивление чистым и светлым, с мраморным полом и боль-шой люстрой под высоким потолком. Лифт был полностью зеркальным, что разочаровало меня больше всего: по утром меньше всего мне хотелось видеть свою постную рожу.
Непроизвольно я бросил взгляд на себя. Высокий и худощавый, с копной соломенных волос. Зеркало было таким чистым, что я различил каждый прыщик и каждый волос у себя на лице. На мне была черная курка с капюшоном и коротким облезлым мехом, темные джинсы и кеды.
Леся заправила волосы за ухо и улыбнулась мне в зеркало.
- Я люблю фотографироваться в зеркало, когда выхожу на работу.
- Думаю, это не практично. Я имею в виду постоянно смотреть на себя в зеркало.
- Почему же? Ты всегда успеешь поправить блузку или слегка попудрить лицо перед выходом.
- Да, это тебе удобно. Я не люблю смотреть на себя.
- Ты такой красивый. У тебя есть много поводов для самолюбования. Хотя это грех....
Я с сомнением посмотрел на свой кривой нос и большие глаза грязно-серого цвета.
- Нарциссизм, - кивнув своим мыслям, добавила Леся. - В моем доме очень много отражающих поверхностей. Так что волей или не волей ты будешь постоянно видеть свою постную физиономию.
Я хохотнул. Уж с этим можно было как-то жить.
- Когда-то давно, когда мне было восемнадцать, - начала девушка похоронным голосом увядающей старушки. Складывалось впечатление, будто ей только вчера исполнилось лет восемьдесят. - Я жила в общежитии. Мои соседи были людьми глубоко верующим и постоянно держали посты. И каждый раз, когда у них начинался какой-то очередной пост, и настроение начинало скатываться к нулю, мне так и хотелось спросить: "Что у вас такие постные лица?" моей шутки, конечно же, никто бы не оценил, но мне было очень смешно при одной мысли об этом.
- Чувство юмора у тебя не огонь.
- Жизнь моя была бы огонь в средневековье. Если вы понимаете, о чем я.
Я криво усмехнулся. По крайней мере, это объясняло приторный запах конфет, преследующий меня с самого первого дня знакомства с Лесей.
Прихожая в комнате оказалась очень маленькой и довольно темной. Леся щелкнула выключателем и в свете белой лампы закружились пылинки. Здесь стоял огромный шкаф-купе с зеркальными дверцами. Возле входной двери стоял небольшой пуф, а рядом с ним - полка для обуви. Обои были светло-зеленого цвета с коричневыми прожилками, переплетающимися в красивые тонкие веточки чудесных деревьев. Пол был выложен коричневой плиткой.
- Он с подогревом, - сказал Леся, заметив мой взгляд. Ее голос прозвучал уставшим.
Из коридора выглянула маленькая курносая мордочка. Леся села на корточки и позвала собаку. Это оказался маленький пемборк с белым воротничком на груди и густой рыжей шерстью.
- Знакомься, По, - девушка потрепала пса по загривку. - Это Адам. И он будет гулять с тобой, пока мамочка будет на работе. Как забавно. Адам и По.
- Что смешного? – не понял я.
- ДА так.
Я тоже сел на корточки и протянул руку. Пес крепко пожал мою ладонь в честь знакомства. У него были темные и мудрые глаза, от взгляда в которые у меня по спине побежала мелкая дрожь.
- Вы подружитесь. - Леся подняла пса на руки и вошла в открытую собакой дверь.
По глазам полоснуло ярким светом. Здесь, на седьмом или восьмом этаже, было так неестественно чисто и ярко, что мне сначала пришлось закрыть лицо рукой. Огромное окно от пола до потолка во всю стену открывали прекрасный вид на город. Узкий золоченый крест церкви казался таким близким, что до него можно было бы допрыгнуть. Стены и потолок белого цвета казались бесконечно высокими. Пол нежно розового цвета был с подогревом. Кое-где он протерся и белые пятна были особенно видны возле входа. Возле окна стоял широкий стол бежевого с резными лапками. На нем лежал ноутбук очень дорогой и очень знаменитой фирмы. Ярко розовый пушистый ковер под ним призывно манил мой взгляд. Возле дальней стены, прямо под потолком была установлена кровать, аккуратная кружевная лесенка спускалась к полу. Под кроватью стояли два коралловых кресла, маленький стеклянный столик и большая напольная лампа. Светлой кружевной шторкой можно было закрыть пространство под кроватью. Книжные полки вдоль стен были забиты различными цветными блоками книг. Я тут же нашел и свое ложе. Это был красивый бежевый диван прямо напротив окна.
Я закрыл дверь и прошел в комнату.
Леся кивнула в сторону дивана и сказала:
- этот диван принадлежит полностью тебе. Но при особом желании можешь спать и на кровати.
- Ты говорила, что у тебя есть кошка.
Я обернулся и увидел, что на стене за моей спиной огромное зеркало. Ну вот. Еще одно.
- Есть, - согласилась Леся, увлеченно расчесывая шерсть собаки. – Но я не знаю, где она прячется сейчас.

Спустя пару часов мы разобрали вещи, расставили мои книги в шкафах, я расставил на столе письменные принадлежности, установил лампу. Какое-то время меня беспокоило, что я постоянно натыкаюсь взглядом на собственное отражение, но вскоре меня это перестало беспокоить.
Знакомств с кошкой произошло уже ночью, когда Леся ушла на работу, предварительно накрасившись, завив волосы и надев черное обтягивающее платье до колена.
Я сидел за столом, перелистывая методичку по механике материалов, пытаясь отыскать расчет зубчатых передач. На город к тому времени уже опустилась темнота, загорелись огни домов напротив, а церковь засветилась странным голубым светом.
Я услышал тихие легкие шаги в коридоре. Да-да, кошки почти бесшумны, но в абсолютной тишине квартиры шелест бумаги можно было бы услышать на кухне.
По спине побежали мурашки, я попытался успокоить себя мыслью о том, что это собака ходит в коридоре, но пес лежал возле моих ног, погрузившись в крепкий сон. Я повернулся и увидел, как в дверях мелькнула черная тень.
В мгновение ока кошка приблизилась к окну и, не глядя на меня, уставилась вдаль. Это было черное, смоляное, самонадеянное дитя сатаны по имени Астарта.
По и Астарта. Отлично.

02:42 

За окном черного «Мерина» проносились темные силуэты голых деревьев. Поля, покрытые снегом, казались черными. Небо было усыпано мелкими капельками звезд. Погода была холодная, мерзкая и противная, сыпался мелкий и колючий дождь вперемешку со снегом.
Я сидел в толстом, колючем свитере поверх футболки и ежился от холода.
Леся подъехала к моему дому на черной машине «Mercedes», припарковалась у окон и вышла, закурив сигарету.
Моя мама, в спешке поправляла ворот моей куртки. За пол часа до этого она причитала о безнравственности современной молодежи. В конце концов, матушка завернула в пакетик пирожки с капустой и приказала передать моей новой соседке.
Леся молчала, следя за дорогой. Я скучал, смотрел в окно, листал новости и, в конце концов, решил начать писать статью для блога прямо в телефоне. Время тянулось предательски-медленно, расширяясь в геометрической прогрессии. В голову не лезла ни одна умная и мысль и тема.
- Что пишешь? – спросила девушка. В свете редких фонарей шоссе ее кожа выглядела мертвенно-бледной.
- Да так, - я смутился. – Статью для блога.
- Ты ведешь блог? Не знала.
- Ну, я опубликовал только одну запись. Поэтому нельзя назвать это блогом в полном понимании этого слова.
- Ты начал. Это уже хорошо. У меня, вот, есть личный дневник. Бумажный, конечно.
В машине пахло шоколадом и кофе. Я вдохнул полной грудью приятный сердцу запах. Тихо пело радио.
- Знаешь, раньше многие вели дневники. – Леся кивнула в такт своим мыс-лям. – Люди говорят, что это хорошая психологическая практика: можно анализировать собственное поведение, тренировать память. Да и вообще, позволяет обращать внимание на мелочи. Сейчас мы меньше заботимся о правильном выражении чувств. Все эти смайлики, пустые посты в интернете. У них есть ограничение в количестве символов. Представляешь? – девушка повернула голову и многозначительно посмотрела на меня. – Всемирная деградация. Как можно вмести все эти безумные события дня в триста символов? как? И, главное, у кого-то получается же. Раньше я часто ездила в метро. У всех телефоны, планшеты, электронные книги. И взгляд… глупый-глупый. Даже если читают произведения Толстого или Чака Паланика. Ты можешь сказать: «А что еще делать в метро?» Не знаю, Адам. Но выглядит это жутко, когда человек улыбается в пустоту. Да что там. улыбается. Меня раз пять бросали парни по телефону. Просто потому, что не могли посмотреть мне в глаза.
- Не справедливо так говорить. В интернете много важной информации…
- Да-да, конечно, - девушка махнула правой рукой, брякнув браслетами. – Но кто из нас пользуется ей в полной мере?
- Это важно. Когда ты готовишь какой-то научный проект, ты можешь ввести вопрос и получить ответ.
- Как часто ты пишешь какие-то проекты? тем более, что это требования университета. А что потом? Ты вырастешь, устроишься на работу инженером, как и хочешь, будешь нажимать какие-то кнопочки, - она снова неопределенно махнула рукой. – Будешь приходить домой, и кроме семьи и интернета не будет никаких развлечений. Что делать человеку, который получил высшее образование и устроился на работу?
- Развиваться. Путешествовать.
Леся рассмеялась.
- Мой милый мальчик, не обманывай хотя бы сам себя. Ничего подобного.
Я хотел что-то возразить, но девушка уже повернула в сторону бензоколонки.
Мы купили по кружке кофе в картонных стаканчиках, взяли упаковку шоколадных пончиков, заправили машину и отправились дальше.
Снова воцарилось молчание.
- Кем ты работаешь? - наконец задал я интересующий меня вопрос.
Леся посмотрела на меня спокойным и внимательным взглядом.
- Я работаю в одном очень престижном заведении ночного режима. Я не танцовщица, не певица, боже упаси меня петь, - хохотнуьа девушка. - я не хомтес и не бармен. Я даже не управляющий. Не знаю, как это назвать. Но... Скорее я раздаю всем указания, руковожу вечером, слежу за обстановкой. Можно сказать, что каждый таракан под моим контролем. Не знаю, как это все называется. Думаю, я точка опоры.
- Это заведение - ночной клуб или стриптиз?
- Нет. Думаю, это стоит более грязное и извращенное чем все то, что ты только можешь себе представить.
- Леся, почему именно там?
- Это большие деньги. - холодно и спокойно сказала она, хлебнув кофе. - Не говори мне о морали или о каких-то других душевных качествах. На меня это не подействует. Знаешь почему? Потому что в этой жизни у меня есть только деньги. .
- Деньги не центр мироздания.
- Конечно ,нет - легко согласилась подруга. - но я не делаю ничего противозаконного по уголовному кодексу нашего государства. Я зарабатываю себе на жизнь, на квартиру в центре столицы, на эту машину, на этот кофе, на каждую печеньку в вазе на кухне. Понимаешь?
- Ты всегда удивлялась, почему девушки становятся проститутками, ведь всегда можно пойти уборщицей.
- Адам, я не делаю это с кем-то ща деньги, не обнажаю себя, я не позволяю трогать свое тело. Что в этом плохого? Может, я и делаю какие-то неправильные вещи, но работать в каком-то грязном затхлом офисе за компьютером целый день - слишком. Просто представь. Ты просыпаешься в шесть утра в какой-нибудь однокомнатной квартире с вечно уставшей и злой женой. Плетешься на ненавистную работу, пашешь и вкладываешь там до шести или семи вечера, трясёшься в грязном и тесном метро с толпами таких же больных и уставших людей. Приходишь домой, а у тебя нет сил даже пожрать приготовить. Разве это жизнь, Адам?
- От разговоров с тобой мне никогда не становится легче. Но знаешь что? Возможно, это лучше, чем передаваться разврату. Как можно улыбаться людям, которых ты ненавидишь?
- Кто сказал, что я кого-то ненавижу? Я уважаю каждого посетителя. Я просто не хочу всю жизнь горбатиться на одну квартиру где-то в жопе вселенной и на одну машину, за которую буду трястись.я эгоистичная и жадная стерва. И не тебе читать мне морали.
Последнюю фразу Леся произнесла с улыбкой. Может, моя подруга не была идеальной, но точно знала, сколько она стоит.

На следующее утро Леся приехала ко мне в общежитие и помогла собрать необходимые вещи. С плохо скрываемой радостью соседи отправили меня в долгое, как они надеялись, путешествие.
Сегодня Леся была в черных спортивных трико и сером свитере с отвисшими локтями. Она не красилась, а волосы стянула в тугой узел на самой макушке головы. Без каблуков девушка была ниже меня сантиметров на десять,чему я был несказанно рад. Не хотелось быть коротышкой на фоне сильной и независимой женщины в трико.
Если быть откровенным ,то всю ночь до этого знаменательного события, я проворочался в постели, начав волноваться и сожалеть о необдуманном решении, и пару раз собирался даже позвонить и отказаться. Но я так и не сделал этого. В конце концов, твердо решив, что терять мне уже нечего, а Лесю не перевоспитать, ранним утром я начал паковать чемодан.
Уже сидя в машине и прижимая к груди рюкзак с методиками и пособиями, я раз и навсегда распрощался с сомнениями и представил руль правления самой судьбе.
Сегодня Леся была в прекрасном настроении.
- Фух, ну и погодка. - она плюхнулась на соседнее седенье, растирая ладони. - Холодно так. Ну ничего. У меня выпьем чаю.
- Долго ехать?
- Нет. Минут пятнадцать. А из окна ты сможешь увидеть Большого Бена.
- Большого Бена? - удивился я.
Леся засмеялась, подтягивая трико на коленях.
- Сам все увидишь.
- Я чувствую себя лохом, - пошутил я.
- Почему?
Мы тронулись с места.
- Не знаю. Переезжаю неизвестно с кем неизвестно куда. Вдруг ты меня изнасилуешь и расчленишь на кусочки?
- А затем съем в воскресный вечер, предварительно помолившись Богу Ра.
- Обещай зажарить меня в сметане и никакого соевого соуса.
- Честное пионерское, никакого соевого соуса! - Она подняла правую руку в клятвенном жесте. - Если бы здесь была библия, я бы поклялась прямо на ней.
- Ты же не веришь в Бога.
- Я верю в Бога Трудолюбия, а ты называй его как хочешь.
- С твоим приходом в мою жизнь у меня появилось множество причин для сомнений.
- Если ты сейчас хочешь толкнуть какую-то философскую речь, то не делай этого. У меня слишком хорошее настроение.
- В честь чего?
- Сегодня у меня впервые за долгое время не подгорел кофе к потолку.
- Странный способ позавтракать, скажу я тебе.
Она повела плечами.
- Кстати я купила красивый комплект постельного белья. Ты будешь спать на простынке с розовым пони.
- Ты щедра как никогда.
Леся приложила руку к груди и кивнула головой, как актриса, кланяюшаяся огромной толпе после удачного выступления.
- Как твой блог, Адам?
- Меня все еще никто не читает.
- Не важно, читают тебя или нет. Главное, чтобы нравилось тебе. Тебе нравится?
Я не определено пожал плечами и уставился в окно.

@темы: админисратор, деньги, инженр, ночной клуб, проститука, проститутка-девственница, секс, стерва, стриптиз, философия, чак паланик

17:52 

Я не знаю, зачем я пишу сюда. Думаю, никто тоже в этом точно не уверен. Моя близкая подруга попросила меня сделать это. может, возможно, это что-то изменит.
Сегодня был слишком тяжелый и напряженный день, чтобы я мог позволить себе отказаться от чашки крепкого кофе. Я и четверо моих друзей сидели в кафе. В моей жизни было слишком много людей, чтобы запоминать каждое имя, которое называли мне при встрече.
Здесь был низкий парень, почти мальчишка, со спутанными черными прядями волос, свисавшими на прыщавую мордашку. Его звали Денис, чаще всего просто Ден, он учился в местном колледже искусств на отделении живописи. Ден был уверен, что рано или поздно станет великим художником, но, глядя на его картины, я был убежден, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет.
Рассказывая очередную смешную шутку, высокая девушка с рыжими жже-ными волосами по имени Настенька, чаще всего Тася, положила руки на стол. Ее ногти были выкрашены в давно облупившийся синий лак, а на тонких запястьях красовался, наверное, целый музей фенечек. Когда девушка улыбалась, я мог отчетливо разглядеть каждый фиксатор ее брикетов. От нее всегда пахло какими-то сладкими духами и жвачкой. Ее лучшая подруга сидела рядом, уставившись в голубой экран телефона. Я не помню, как звали эту маленькую пухлую девчушку с растрепанными черными волосами.
Еще один парень по имени Андрей. Это был действительно высокий парень. И это единственное, что о нем можно было бы сказать.
Мир, в котором я живу, всегда наполнен людьми, чьи имена я не в силах запомнить. Они приходят и уходят, а я остаюсь недвижим и нерушим, как скала. Раньше многие вещи были другими: я верил в дружбу, верил в честность и преданность друг другу, я думал, что нужно жить этим днем. Сейчас я живу в другом, более крупном и непостоянном городе, что резко изменило мои взгляды. Здесь люди не шепчутся за спиной, не знают твоих ошибок и промахов. Но здесь нет такого понятия как «дружба» в прямом понимании этого слова.
- Адам, это твой телефон звонит? – услышал я из какого-то параллельного мира.
Я вздрогнул, оторвав взгляд от кофе.
- Да-да, это мне. – тихо сказал я, почувствовать вибрацию в кармане.
Номер был не определен.
- Алло, да? – сказал я, выходя на улицу.
- Приветики, мой сладенький. Хочешь меня? – проворковал в трубку жен-ский голос и тут же залился громким смехом.
- О, Господи! Леся! Это ты?
- К сожалению, это я. Ты скучал по мне?
- Где ты была? Почему не звонила?
- Такова жизнь. Где ты сейчас? Я могу заглянуть на чашечку кофе.
- Я как обычно.
- Как обычно? Хочешь, чтобы я прочитала твои мысли?
- Ты всегда это делала.
Голос в телефоне мне ничего не ответил. Я даже не услышал вздоха.
Я должен рассказать о ней… Если бы нашла планета могла бы крутиться вокруг человека, то Леся определенно стала бы центром мироздания. Безумная и непостоянная Леся имела полную власть над всем. к чему прикасалась и, что немаловажно, умела этим управлять.
Возвращаться в кафе мне не хотелось. Я стоял на улице, крутил в пальцах телефон и смотрел в небо.
Когда ты вынужден уехать из родного провинциального городка на учебу в мегаполис, мир становится жутко несправедливым в отношении всего, что происходило раньше. Дружба становится вынужденной тратой эмоциональных сил. поддерживать связь между давними товарищами становится все сложнее и сложнее: вы оба входите в незнакомый и неупорядоченный мир учебы в университете. Претерпевают изменения не только ритмы ваших жизней, но и характеры. в конечном итоге. после долгой разлуки приходится смотреть в глаза друг друга с удивлением и непониманием: человек, с которым ты расстался, уже не тот что прежде. Перед тобой тяжелый и непонятный незнакомец. Затем сообщения приходят реже и реже, пока не перестанут появляться вовсе. Думаю. я любил то мгновение первого расставания, когда не знал, что произойдет дальше.
Леся никогда не расставалась со мной, нельзя было быть точно уверенным, что она не появится в любом месте в любое время.
Я вернулся за стол.
- Мешай кетчуп с майонезом и жизнь будет прекрасна! – говорил Дэн, сворачивая кусочек пиццы в рулончик.
- Фу! – Тася замахала ладонями. – Кто вообще так делает??
- Как?
Мой кофе безнадежно остыл. Тася, Леся… Как-то слишком много «ся» в этот день.
- Мешать кетчуп с майонезом! – девушка сделала страшные глаза, наклонив голову.
- Всегда так делал. – я улыбнулся, отставив кружку.
- Зачееем?
- Такова жизнь.
Почему-то я больше не хотел вслушиваться в диалог, полностью погрузив-шись в свои мысли.
Кофе остыл, и я тупо водил ложкой в чашке. Внутри зрел тяжелый ком мыслей, переживаний и разочарований. Было множество печалей, разрушающих иллюзию счастливой жизни: денег не было от слова совсем; в общежитии тараканы в наглую ползали чуть ли не по постелям; стипендии не хватало; учеба, хоть и любимая, стала в тягость. В серых и бездумных буднях не виднелось конца и края.
Отгонять хандру стало еще трудней от таких мыслей. Я ощутил потребность содрать с себя одежду, превратиться в огромную синюю птицу и улететь, широко размахивая крыльями. В окно ласково заглядывали розовые лучи заходящего солнца, призывно отбрасывая теплые тени на мостовой. Было слишком несправедливо смотреть в небо, сидя на земле и будучи таким мелким и ничтожным.
Я тяжело вдохнул воздух, не ощущая никаких запахов.

Со звоном открылась стеклянная дверь, ударившись о стену. Высокая девушка вошла в кафе. Длинные седые волосы, крупными волнами спадающие на плечи, черная шляпа, кожаная куртка , короткая черная юбка, огромные шпильки. Я только и успел влюбиться в худые бесконечно-длинные ноги, как девушка повернулась. Узкое лицо с высокими скулами, большие темные глаза, маленький рот. Леся собственной персоной.
Не замечая чужих взглядов, девушка твердой и уверенной походкой направилась к нашему столику.
Я рывком поднялся. Она крепко обняла меня за плечи.
- Здравствуй, Адам.
- Здравствуй.
Я почувствовал терпкий сладкий ванильный вкус ее духов.
Мои друзья замолчали, беззастенчиво разглядывая Лесю. Она повернулась, расплываясь в широкой улыбке.
- Ребята, познакомьтесь. Это Леся. Я много о ней говорил.
Мои спутники закивали головами, приветливо называя свои имена.
Леся села рядом со мной и заказала кофе. Запах духов бл настолько сильным и дурманящим, что я усомнился в реальности происходящего. Появилось ощущение, будто я нахожусь в тяжелом и изнуряющем кошмаре про безумного кондитера.
- Почему ты пьешь кофе? Тебе нельзя. – Леся заглянула в мои глаза.
Ну вот. А я только начал успокаивать себя, что вот-вот проснусь.

- Как твоя учеба? – девушка достала тонкую сигарету, чиркнула зажигалкой и закурила.

Мы стояли в парке. На город уже спустился глухой вечер, зажглись редкие фонари. Дул холодный и колючий ветер.
- Она все еще продолжается.
- Застегни куртку. Простудишься. – она протянула руку, чтобы поднять язычок молнии, но я отодвинулся. Леся подула на сигарету, красные искорки посыпались на влажный асфальт. – Я слышала, что ты в столице.
- Да. Это так.
- Значит, инженером будешь?
- Может быть.
- Ты несговорчив.
- Какой есть.
Леся улыбнулась, опустив глаза в пол. Ее красивое лицо, к моему удивлению тронули морщины. Около губ и на лбу образовались маленькие складки кожи.
- Я знаю, ты хочешь спросить меня, где я была все это время.
- Как пафосно.
Она недобро сузила глаза и посмотрела мне в лицо.
Ненавижу, когда спустя месяцы и годы люди объявляются в моей жизни и начинают нести какую-то чушь про любовь, преданность, дружбу. По-моему, это несправедливо. Мы меняемся, случается много хороших и плохих вещей, в которых так или иначе необходимы поддержка и участие. Разве настоящие друзья не те люди, что держат твою руку в болезни и здравии, в печали и радости, в бедности и богатстве?
У меня никогда никого не было. Я не верил ни в чувства. ни в любовь, ни в преданность. Я всегда знал, что в этой жизни можно рассчитывать только на себя самого. Не существует идеальных людей. Поэтому рано или поздно тебя предадут. Это не исключение из правил, а само правило.
Тяжело завыл ветер, продувая до костей, и я тут же застегнул куртку. Мне захотелось пойти домой, забраться в горячую ванну и забыть этот день.
- Не злись. – Леся отвлекла меня от мыслей. – Мы не обязаны друг другу ни чем.
Я кивнул.
- Адам, я хочу попросить тебя кое-о-чем. – Она потушила сигарету и выки-нула ее в мусорный бак.
- Не удивлен.
Девушка пропустила фразу мимо ушей. Взяв меня под локоть, Леся пошла вдоль плохо освещенной аллеи. От нее все еще пахло ванилью, мускусом, персиками и еще чем-то приторным слащаво-сладким.
- Я живу одна. Моя работа ночного характера. Я часто куда-то уезжаю на сутки и больше. В доме я держу собаку и кошку. Мне нужен помощник, который мог бы поливать цветы. кормить животных. Я хотела предложить тебе, чтобы ты пожил у меня. Просить мне некого. Я одна. В доме появляться буду редко. Это лучше, чем жить в общежитии.
Я посмотрел на нее.
- Какой в этом смысл?
- Смысл есть. Я живу в центре. Ты всегда можешь взять мою машину. Или съехать. Ты можешь жить со мной сколько хочешь. за аренду платить не надо. все вечера ты будешь один. никто не помешает. просто гуляй с собакой днем.
- Не совсем понимаю, при чем здесь я.
- избавь меня от глупых вопросов.
Кто был студентом, тот знает все о жизни в общежитии. Конечно, сейчас существует понятие как «мое» и «чужое», никто не станет трогать твоих вещей, по крайней мере у тебя на виду. Теснота, грязные блоки, пьяные по выходным соседи. Леся не похожа на алкоголичку или наркоманку.
Собака и кошка – меньшее из всех зол.
- Для начала только на неделю.
Есть множество причин, по которым я согласился переехать. Во-первых, Леся надежный и спокойный человек, способный разрешать конфликты без истерик. Во-вторых, жизнь в квартире показалась мне более лакомым кусочком, нежели жизнь в общежитии. В-третьих, перспектива спать в одиночестве ( а не в окружении сотен тараканов) была куда более притягательна.

@настроение: печаль, кофе

@темы: весна, кофе, одиночество, переезд, секс, тишина, фентази

Я так и задумал.

главная