adamVerigo
Дом, в котором жила Леся, располагался в спальном районе недалеко от центра. Это было красивое и ухоженное здание бежевого цвета, по периметру огороженное высоким столбом деревьев. Огромным шпилем сотни этажей упирались прямо в небо так, что мне пришлось приложить руку козырьком, чтобы увидеть последний. Каково было мое разочарование, когда я узнал, что этажей всего тридцать, не передать словами. Наверняка самая дешевая квартира-каморка стоила здесь целое состояние, что заставило меня усомниться в моей необходимости находиться здесь.
Подъезд был на удивление чистым и светлым, с мраморным полом и боль-шой люстрой под высоким потолком. Лифт был полностью зеркальным, что разочаровало меня больше всего: по утром меньше всего мне хотелось видеть свою постную рожу.
Непроизвольно я бросил взгляд на себя. Высокий и худощавый, с копной соломенных волос. Зеркало было таким чистым, что я различил каждый прыщик и каждый волос у себя на лице. На мне была черная курка с капюшоном и коротким облезлым мехом, темные джинсы и кеды.
Леся заправила волосы за ухо и улыбнулась мне в зеркало.
- Я люблю фотографироваться в зеркало, когда выхожу на работу.
- Думаю, это не практично. Я имею в виду постоянно смотреть на себя в зеркало.
- Почему же? Ты всегда успеешь поправить блузку или слегка попудрить лицо перед выходом.
- Да, это тебе удобно. Я не люблю смотреть на себя.
- Ты такой красивый. У тебя есть много поводов для самолюбования. Хотя это грех....
Я с сомнением посмотрел на свой кривой нос и большие глаза грязно-серого цвета.
- Нарциссизм, - кивнув своим мыслям, добавила Леся. - В моем доме очень много отражающих поверхностей. Так что волей или не волей ты будешь постоянно видеть свою постную физиономию.
Я хохотнул. Уж с этим можно было как-то жить.
- Когда-то давно, когда мне было восемнадцать, - начала девушка похоронным голосом увядающей старушки. Складывалось впечатление, будто ей только вчера исполнилось лет восемьдесят. - Я жила в общежитии. Мои соседи были людьми глубоко верующим и постоянно держали посты. И каждый раз, когда у них начинался какой-то очередной пост, и настроение начинало скатываться к нулю, мне так и хотелось спросить: "Что у вас такие постные лица?" моей шутки, конечно же, никто бы не оценил, но мне было очень смешно при одной мысли об этом.
- Чувство юмора у тебя не огонь.
- Жизнь моя была бы огонь в средневековье. Если вы понимаете, о чем я.
Я криво усмехнулся. По крайней мере, это объясняло приторный запах конфет, преследующий меня с самого первого дня знакомства с Лесей.
Прихожая в комнате оказалась очень маленькой и довольно темной. Леся щелкнула выключателем и в свете белой лампы закружились пылинки. Здесь стоял огромный шкаф-купе с зеркальными дверцами. Возле входной двери стоял небольшой пуф, а рядом с ним - полка для обуви. Обои были светло-зеленого цвета с коричневыми прожилками, переплетающимися в красивые тонкие веточки чудесных деревьев. Пол был выложен коричневой плиткой.
- Он с подогревом, - сказал Леся, заметив мой взгляд. Ее голос прозвучал уставшим.
Из коридора выглянула маленькая курносая мордочка. Леся села на корточки и позвала собаку. Это оказался маленький пемборк с белым воротничком на груди и густой рыжей шерстью.
- Знакомься, По, - девушка потрепала пса по загривку. - Это Адам. И он будет гулять с тобой, пока мамочка будет на работе. Как забавно. Адам и По.
- Что смешного? – не понял я.
- ДА так.
Я тоже сел на корточки и протянул руку. Пес крепко пожал мою ладонь в честь знакомства. У него были темные и мудрые глаза, от взгляда в которые у меня по спине побежала мелкая дрожь.
- Вы подружитесь. - Леся подняла пса на руки и вошла в открытую собакой дверь.
По глазам полоснуло ярким светом. Здесь, на седьмом или восьмом этаже, было так неестественно чисто и ярко, что мне сначала пришлось закрыть лицо рукой. Огромное окно от пола до потолка во всю стену открывали прекрасный вид на город. Узкий золоченый крест церкви казался таким близким, что до него можно было бы допрыгнуть. Стены и потолок белого цвета казались бесконечно высокими. Пол нежно розового цвета был с подогревом. Кое-где он протерся и белые пятна были особенно видны возле входа. Возле окна стоял широкий стол бежевого с резными лапками. На нем лежал ноутбук очень дорогой и очень знаменитой фирмы. Ярко розовый пушистый ковер под ним призывно манил мой взгляд. Возле дальней стены, прямо под потолком была установлена кровать, аккуратная кружевная лесенка спускалась к полу. Под кроватью стояли два коралловых кресла, маленький стеклянный столик и большая напольная лампа. Светлой кружевной шторкой можно было закрыть пространство под кроватью. Книжные полки вдоль стен были забиты различными цветными блоками книг. Я тут же нашел и свое ложе. Это был красивый бежевый диван прямо напротив окна.
Я закрыл дверь и прошел в комнату.
Леся кивнула в сторону дивана и сказала:
- этот диван принадлежит полностью тебе. Но при особом желании можешь спать и на кровати.
- Ты говорила, что у тебя есть кошка.
Я обернулся и увидел, что на стене за моей спиной огромное зеркало. Ну вот. Еще одно.
- Есть, - согласилась Леся, увлеченно расчесывая шерсть собаки. – Но я не знаю, где она прячется сейчас.

Спустя пару часов мы разобрали вещи, расставили мои книги в шкафах, я расставил на столе письменные принадлежности, установил лампу. Какое-то время меня беспокоило, что я постоянно натыкаюсь взглядом на собственное отражение, но вскоре меня это перестало беспокоить.
Знакомств с кошкой произошло уже ночью, когда Леся ушла на работу, предварительно накрасившись, завив волосы и надев черное обтягивающее платье до колена.
Я сидел за столом, перелистывая методичку по механике материалов, пытаясь отыскать расчет зубчатых передач. На город к тому времени уже опустилась темнота, загорелись огни домов напротив, а церковь засветилась странным голубым светом.
Я услышал тихие легкие шаги в коридоре. Да-да, кошки почти бесшумны, но в абсолютной тишине квартиры шелест бумаги можно было бы услышать на кухне.
По спине побежали мурашки, я попытался успокоить себя мыслью о том, что это собака ходит в коридоре, но пес лежал возле моих ног, погрузившись в крепкий сон. Я повернулся и увидел, как в дверях мелькнула черная тень.
В мгновение ока кошка приблизилась к окну и, не глядя на меня, уставилась вдаль. Это было черное, смоляное, самонадеянное дитя сатаны по имени Астарта.
По и Астарта. Отлично.